"Банк со степным ароматом" - интервью Председателя Правления Банка для программы "Деловое утро" на Business FM
Дата публикации: Aug 27, 2019

Глава Jýsan Bank рассказал в программе "Деловое утро" на Business FM о развитии после ребрендинга.

Большой банк, как «Боинг» - если предстоит смена курса, важно, чтобы за штурвалом был опытный пилот. Надо не допустить перегрузок, крутых поворотов и сохранить баланс. Председатель правления Jýsan Bank Бекжан Пирматов рассказал в программе «Деловое утро», как он вместе с командой шаг за шагом строит новый банк c новым именем.

Сегодня у Jýsan Bank есть все, чтобы вернуть лидирующие позиции на рынке банковских услуг: сильная команда, филиальная сеть, акционер, который уже поддержал банк серьезными инвестициями.

- Что изменилось после ребрендинга банка? До Jýsan Bank был «Цеснабанк»…

…Который до смены акционеров и ребрендинга испытывал определенные трудности. В апреле «Цеснабанк» объявил о смене своего названия на АО «First Heartland Jýsan Bank» с розничным брендом Jýsan Bank («Жусан банк»).

Новые акционеры полностью сменили подход к банковской деятельности. В первую очередь, это коснулось риск-менеджмента - оплота надежности любого банка. Мы умерили наш «кредитный аппетит», стали жестче подходить к кредитованию. К примеру, сейчас банк не предоставляет одной группе клиентов кредитов больше, чем на 15 млрд тенге. К аграрному сектору мы относимся очень осторожно. Как вы помните, в рамках реструктуризации, «Цеснабанк» продал кредитный портфель на сумму порядка 1 трлн тенге: 450 млрд тенге в сентябре прошлого года и 604 млрд тенге в феврале этого года. Это - портфель, который был выдан клиентам в аграрном секторе. Поэтому мы учли ошибки прошлого и начали очень выборочно подходить к кредитованию аграриев.

- Действительно, раньше «Цесна Банк» у всех ассоциировался с аграриями. Все понимали: хочешь открыть фермерское хозяйство - иди в «Цеснабанк» за кредитом. Какие направления сейчас вы считаете потенциально перспективными?

Мы сейчас работаем над разработкой новой стратегии вместе с нашими консультантами. Банк останется универсальным: мы будем работать и с корпоративными клиентами, но основной фокус будет на малом, среднем бизнесе и рознице. Работа в этом секторе позволяет банку быть диверфицированным.

Из истории самого «Цеснабанка», а также ряда других неуспешных банков мы знаем: нельзя сильно зависеть от одного клиента. Когда у него возникают проблемы - проблемы возникают и у самого банка. Поэтому мы сейчас стараемся быть банком для МСБ и уже запустили ряд новых продуктов по кредитованию. Да, такая смена курса требует инвестиций как финансовых, так и временных. У банка 22 филиала и 119 отделений по всему Казахстану. Мы расширяем штат IT-шников, работаем с регионами, филиалами. Работы очень много.

Для удобства и комфорта розничных клиентов мы запустили мобильное приложение. Удивительно, но у «Цеснабанка» его не было. Сами тестируем, каждый день добавляется новый функционал. Запустили кредитную карту, экспресс-кредитование, кредит под залог недвижимости.

- Говорили о том, что в «Цеснабанк» до переименования зашли китайцы. Так ли это?

У нас нет китайцев в структуре акционеров. Видимо, слух возник из-за нового названия «Жусан банк», которое кажется созвучно с китайским. Одна знакомая недавно скинула мне фото с названием китайской компании Jiysan. Но Jýsan («Жусан») – чисто казахское слово, в утвержденной казахской латинице, которое в переводе означает «степная трава». Это - издревле почитаемое растение Великой Степи, сакральный элемент традиционной казахской культуры. Мы все знаем весенний пряный запах полыни – аромат возрождения и обновления.

Акционером банка является инвестиционный холдинг автономных организаций образования, включающий «Назарбаев Университета», «Назарбаев Интеллектуальные Школы» и «Назарбаев фонд». Все орагнизации - резиденты Казахстана.

- Как отреагировали старые сотрудники на ребрендинг и последующие изменения внутри банка?

Еженедельно мы проводим завтраки. Я стараюсь быть на связи со всеми сотрудниками, чтобы понимать, какая атмосфера в коллективе. Некоторые даже благодарили за то, что мы купили банк и спасли его. Массовых сокращений не было. Правление поменялось, и там сейчас достаточно молодой коллектив, у которого есть шанс изменить банк к лучшему. Не всегда акционер после покупки вливает деньги. Наш - увеличил капитал на 70 млрд тенге и готов развивать этот банк. Поэтому для хороших профессионалов здесь всегда будет хороший путь продвижения.

- Не была ли сложной смена структуры банка для сотрудников? Так как до этого они занимались кредитованием агрария, а теперь - розничное кредитование? Вы их обучали заранее?

В настоящее время аграрных займов у нас нет. Они полностью перешли на баланс Фонда проблемных кредитов и к нам не имеют отношения.

Аграрный сектор достаточно большой, он включает в себя не только выращивание зерновых культур, но и, к примеру, пищевую переработку. Мы с опаской смотрим именно на выращивание. Не только мы, но и другие банки. Здесь есть риски, которые не зависят от клиента: погодные условия, внешние факторы. Есть маленькие компании, индивидуальные предприниматели, которые так или иначе работают в аграрном секторе: например, занимаются животноводством. Когда мы понимаем, что бизнес – прозрачный и клиент будет погашать кредит – кредитуем.

- У каждого банка есть база клиентов, которые вне зависимости от того, как идут дела у банка, остаются с ним. Как отреагировали на изменения постоянные клиенты?

Обрадовались. У «Цеснабанка» были платежи на сумму порядка 6-7 млрд тенге, которые не исполнялись. Мы стали исполнять все платежи, выдавать кредиты. Клиенту не важно, как банк называется. Он хочет получить услугу, легко проводить платежи.Если ты работаешь качественно, то это главное. Клиенты рады, что в банковской сфере появляется сильный игрок. Последние 3-5 лет весь банковский сектор находится в турбулентности. Мы свою болезнь сразу признали, создали резервы. По уровню созданных провизий Jýsan Bank находится на первом месте - у нас порядка 90% провизованного кредитного портфеля. Мы сейчас работаем над тем, чтобы оставить все проблемы в прошлом. Идем к тому, чтобы стать стабильным банком и альтернативой другим крупным банковским игрокам.

- Вопрос от слушателей: Планирует ли Jýsan Bank работать в эквайринге? Для рынка МСБ это - очень важный вопрос.

Мы уже работаем на рынке эквайринга, и у нас есть POS-терминалы, но доля - очень маленькая. Для банков, у которых мало выпущенных карт, такой бизнес невыгоден. Нужно инвестировать в покупку терминалов, установку, обслуживание. Исторически наш банк не занимался карточным кредитованием. Хотя эту услугу мы оказываем и планируем развивать. Потенциально перспективным направлением считаю интернет-продажи, которые год от года удваиваются. Но по продажам онлайн Казахстан пока не догнал рынок России и Украины. Если там онлайн-продажи составляют 20%, то у нас порядка 3%. Но этот тренд идет, и мы в том числе будем развиваться в этом направлении.

- Расскажите подробнее про новые карты Jýsan Bank?

Активное продвижение новых карточных продуктов мы планируем в сентябре. Хотя любой желающий уже сейчас может открыть счет и получить карту с авторским дизайном. Сейчас мы ускоряем получение карт и запускаем доставку. Кроме обычных карт для розницы, будут ввести специальные детские карты. В них будет ряд интересных новшеств. Например, если ребенок получил пятерку в школе, родители могут за нее начислить деньги. Также мы выдаем кэшбэк в виде денег, а не бонусов. В ближайшее время держатели наших карт будут иметь возможность оплаты через Apple Pay.

- Расскажите о себе. Чем вы занимались до работы в Jýsan Bank?

Я в банковском секторе с 2004 года. Последнее место работы - Евразийский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Этот банк инвестирует в проекты, которые способствуют переходу к открытой рыночной экономике, а также развитию частной и предпринимательской деятельности. У ЕБРР много консалтинговых программ, они помогают предпринимателям улучшать бизнес-процессы. Моя задача в Jýsan Bank - внедрить передовой международный опыт, соединив его с консервативным подходом к рискам.

- Возможно ли у нас появление полностью цифровых банков, как в России, если проводить аналогию с «Тинькофф Банк»?

Сейчас мы разрабатываем стратегию и с консультантами активно изучаем все мировые тренды банковского бизнеса. Банк Тинькофф в России и Revolut в Британии очень хорошо развиваются. Это цифровые банки, обслуживание ведется онлайн, либо через колл-центры. Мы смотрим в эту сторону, но я не могу сказать, что Jýsan Bank закроет в одночасье 119 филиалов и откажется от отделений. Есть специфика самого рынка, специфика системы работы. Пока изучаем опыт.

Прослушать подкаст с интервью можно на сайте: https://hearthis.at/3617074/